«Мою участь решил Мстислав Ростропович!»

Рус

Сегодня мы встречаемся с новой очаровательной собеседницей, солисткой Большого Театра, Екатериной Щербаченко.
 

Для справки

Екатерина Щербаченко. В 2003 г. получила диплом Международного конкурса "Новые голоса" в г. Гютерсло (Германия).В 2005 г. завоевала III премию Международного оперного конкурса в г. Шизуоке (Япония). В 2006 г. - III премию Международного конкурса вокалистов им. Франсиско Виньяса в г. Барселоне (Испания), где также получила специальный приз как "Лучший исполнитель русской музыки", премию "Друзей Оперы Сабаделла" и премию Музыкальной ассоциации Катании (Сицилия). В 2009 г. стала победительницей конкурса Би-би-си "Певец мира".

 

- Привет, Катя. Извини за несколько фамильярное обращение, но мы с тобой давно друг друга знаем, репетируем вместе, и поэтому и здесь предлагаю общаться на «ты».

- Привет.

- Я для нашей рубрики собираю галерею достойных и интересных личностей, которые в своей жизни сумели добиться успеха, и очень благодарен тебе, за то, что ты согласилась пополнить собой эту галерею. Расскажи, пожалуйста, о себе. Насколько я знаю, ты не из Москвы. Как складывалась твоя судьба, что девушка из Рязани оказалась солисткой Большого, стала петь оперную музыку?

- Началось всё с того, что как многих детей, меня дома ставили на табуретку, и я пела гостям детские песни. В результате у меня заметили слух, отвели в музыкальную школу. Там я семь лет отучилась на скрипочке. Потом поступила в училище на дирижерско-хоровое отделение. Не было еще мысли об оперном пении, думалось о занятии музыкой, о педагогике, о музыкальном образовании.

- А скрипку забросила?

- Меня всегда больше тянуло к пению. Но скрипка - оттачивает слух интонацию, так же как и хоровое дирижирование - прекрасная музыкальная база, развитие музыкальной грамотности. В училище мой педагог по вокалу А.С. Романова акцентировала внимание моих родителей, пригласила мою маму на беседу, сказала, что, мол, у девушки Голос, что надо это развивать, что потом локти будете себе кусать, если это не поддержите.

Родители послушались и поддерживают меня до сих пор. После окончания училища я, пока еще без особого внутреннего устремления, попробовала поступить в питерскую консерваторию, была жутко удивлена, пройдя на второй тур. Но не поступила. Подготовка вокальная была еще «правое плечо вперед» (хоровая). Успокоилась на этом и поступила в Рязани в единственный вуз, где можно было продолжать музыкальное образование, в Институт культуры

Мими- В простонародье называемый «Кулёк»

- (смеется) Да, «Кулёк». Работала учителем музыки в школе. Вела хоры, работала даже в музыкальном училище, музыкальным иллюстратором, когда на занятиях нужно было для учеников исполнять какие-то арии. И тут и произошел в моей жизни вираж, который всё изменил...

На стол нашему директору училища лёг буклет с рекламой первого конкурса вокалистов под руководством Образцовой, в Петербурге в 95 году. Решили послать меня. Это было за полгода до конкурса. Надо же было девушку готовить, и меня прикрепили к педагогу по вокалу в институте Культуры к Галине Николаевне Разутовой.

Вот тут и началась моя другая жизнь, что называется. Мы друг друга заинтересовали. Мне очень понравилось с ней заниматься, ей понравилось со мной заниматься. Но когда не знаешь к чему готовиться, то... Ну, что я в Рязани видела. Там нет ни оперного театра, ни музыкального. Поэтому готовилась как-то так: «Ну, надо, значит надо, поедем, интересно». И там, уже в Питере, Галина Николаевна сидела в зале, и какой-то профессор Петербургской консерватории ей всё кивал - «Хорошая девочка, хорошая. Зелёная, правда, пока, но хорошая».

Потом я сидела все туры, все прослушивания в зале и впитывала в себя всё это. Тогда я поняла, что это за дело, что это за мир. Раньше я даже не представляла себе, как люди поют. Одно дело, когда слушаешь всё на пластинке, а другое, когда в неделю, плотно сидишь и слушаешь вокалистов, причем хороших, от тура к туру всё интересней становится. Помню, там были прекрасные люди, которые мне до сих пор очень нравятся, например Любовь Петрова, Эльдар Абдразаков, Миша Казаков. Я когда первый раз их услышала, для меня это был какой-то (жестикулирует, изображая восхищение)... И я теперь пою с этими людьми на одних сценах....

Приехала оттуда я совсем другим человеком. Я там как бы переплавилась, все во мне припаялось одно к другому, сложилось, и я как одержимая начала заниматься. Один и тот же романс, который я пела, я услышала, как его люди поют на конкурсе, и после этого стала петь его же совершенно по-другому. Это был резкий скачок, просто стресс для меня, положительный. За год мы подготовились, и в 2000 году я поступила в Московскую консерваторию.

Микаэла- Эта ситуация тебя характеризует с совершенно определённой стороны. Другой бы человек, послушав конкурс, просто сломался бы, сказал бы - «Не достичь мне такого уровня никогда». А ты - трудяга, боец, для тебя это оказалось стимулом к самосовершенствованию. И смогла преодолеть все трудности, поступить, учиться.

- Опыт выступления на большой аудитории у меня был еще лет в 10. У меня брат учился в Рязани в военном училище, и там проходили ежегодные смотры художественной самодеятельности. Он меня в качестве гостя пригласил. И вот военные что-то поют хором, танцуют, и выходит маленькая девочка, и поёт «Прекрасное далёко». Я сейчас эту песню в этой тональности не спою, наверное. А тогда как-то по-детски я пела не задумываясь. Но я помню, как объявили, что наша рота победила, как были овации, как скандировали моё имя...Это был мой первый успех.

- Здорово. И «Прекрасное далёко» стало пророческой песней для тебя. Но вот Москва, 2000 год и далее. Какое время это было для тебя. Ты была одна, в чужом городе.... Трудно ли было учиться, тяжело жить в общежитии, жила ли на стипендию?

- Мне родители очень помогали. Я им очень благодарна за это. Они меня поддерживали и морально, и материально. Мне не надо было искать какие-то дополнительные заработки (я особо не тратилась, и мне хватало на самое необходимое), а могла уделять внимание занятиям. И это время было весёлым, радостным.

Помню, что, особенно первый курс, было ощущение что ты учишься в том месте, где учились такие великие... Не верилось. Как будто Гарри Поттер в Хогвардсе... На стенке малого зала золотые медалисты, которых ты знаешь по учебникам, и ты ходишь по тем же коридорам, ступенькам, другой уровень занятий. Я поступила к Г.В. Писаренко сначала, а потом повезло прейти со второго курса к Марине Сергеевне Алексеевой, которая очень мягко и корректно меня в очень правильном русле развивала.

Потрясающий педагог у нас был по актёрскому мастерству Борис Александрович Персиянов. Мы занимались у него с первого курса не как вокалисты, а даже как драматические актеры. Делали этюды, играли драматические пьесы, читали стихи. Только потом в конце первого курса мы  сыграли первый акт «Пелеаса и Мелизанды». И это было довольно достойно. Люди, которые пели там, сейчас все поют в театрах - Василий Ефимов в «Геликоне», Катя Большакова в театре Покровского, Толик Захаров тоже в Театре Покровского.

Мы собирались курсом, общались, в общежитии, у московских студентов, у Ани Смирновой, которая теперь в Цюрихской опере имеет замечательную карьеру, поёт и в «Ла Скала» и вообще. То есть наш курс был подготовлен так, что из нас можно было сделать всё что угодно. Наши спектакли до сих пор остаются в репертуаре Московской консерватории.

Татьяна- Ну а после консерватории? Сразу Большой Театр?

- Нет, на Большой я даже не замахивалась. Я пошла на прослушивание в театр им. Станиславского, поступила в стажерскую группу. И первая моя роль там была Лидочка из «Москва-Черёмушки». Когда я училась на пятом курсе, я пела уже эту партию в Лионской опере. Но тут это было поставлено особенно, с акробатически-травиатическим рок-н-ролом. Мы там вставали на голову, делали такие мизансцены, что ой-ой!

В Большой театр попала так: я была еще тогда на 5 курсе консерватории, только приехала из Лиона. Был концерт, посвященный памяти Е.Г. Кипкало. Я участвовала в этом концерте. Пришли все, кто знал его, в том числе и М.Ф. Касрашвили и А.Д. Масленников. После концерта они подошли к моему педагогу и предложили спеть Наташу Ростову в «Войне и мире». Я пришла на прослушивание к Мстиславу Леопольдовичу Ростроповичу, спела «Решите мою участь».

- И он твою участь решил.

- Да он решил мою участь. Получилось так, что в результате я спела премьерные спектакли. Было очень страшно, ответственно. Но после оркестрового прогона я вышла в первый состав.

- Я помню эти спектакли. Ты очень трогательно там играла.

- Тогда я еще была совсем маленькой, и трогательной. «Война и мир» был для меня «путевкой в жизнь».

Наташа Ростова- Тебя в результате взяли в труппу, когда ставился Черняковым «Евгений Онегин». На мой взгляд, очень спорная постановка, но ты там привнесла хорошую нотку человечности, участия, искренности, которая для меня и явилась связующим звеном всего спектакля. Тогда всё выглядит всё логично, понятно, что с Татьяной происходит, почему.

- Да это моя любимая роль. Наташа - пропуск в большую жизнь, жаль, что я редко ее пою. Еще очень люблю Лиу («Турандот»), гениальная музыка!

- Помнишь такой случай, когда репетировали «Кармен», ты пела арию Микаэлы. Что-то не клеилось, постановщик нервничал, а Темирканов встал и начал дирижировать, и полилась музыка, все притихли, и даже у меня слеза появилась в глазу?

- Да, помню. Очень здорово было. Вообще с Юрием Хатуевичем работать здорово. Он как будто магию творит своей музыкой.

- Ну и о конкурсе BBC расскажи. Как всё было. Ведь у тебя нет ни блата, ни богатых спонсоров, муж тоже не миллионер, ничего кроме таланта и трудолюбия.

- В Доме Музыки совершенно случайно меня порекомендовала знакомая концертмейстер на прослушивание. Все было открыто, официально. Я спела и вроде все получилось. Шли с Сашей Праведниковым, моим пианистом из Большого, обратно на метро и говорим «Выберут - не выберут, а приятно было хорошо спеть, и получилась музыка». Выбрали. Когда я узнала что прошла на конкурс, сначала была в панике, давила ответственность быть одной от страны.

Одной из главных задач было грамотно выбрать программу. Первый тур решили не менять - спеть Татьяну и Фьордилиджи, а в финале главной изюминкой стала Энн Стравинского. Перед поездкой на конкурс я особенно тщательно готовила вокальное английское произношение - там было множество нюансов при подготовке, которые удалось учесть. Это было точное попадание. И когда мне утром после финала муж позвонил, я ничего не поняла - «Тебя показывают на всех каналах!»

- Этот конкурс 20 лет назад выиграл Хворостовский. У него сразу в «гору» пошла карьера. Как у тебя, появились новые контракты, записи пластинок, предложения?

- Пока не хочу об этом говорить, боюсь сглазить. Но родной театр я не собираюсь бросать. Как пела, так и буду петь дома. Просто буду согласовывать графики.

- Отлично! Буду рад видеть тебя в театре, буду рад вместе репетировать. Желаю тебе развития и музыкального и карьерного! Очень приятно было пообщаться и еще раз большое спасибо!